Коммуникативный подход к переводческой эквивалентности

Коммуникативная установка переводчика это

Категория / Описание Статей
Образование в России [700]
История образования [61] , Социализация старшеклассников [109] , Учебная деятельность [200] ,
Дошкольное воспитание [40] .
700
Образование в Чехии [162]
ВУЗы Чехии [63] , Академический словарь [6] , Школы Чехии [5] ,
Высшее образование в Чехии [31] , Направления обучения в ВУЗах [10] .
162
Общее [1655]
Методика преподавания английского языка [151] , Методика определения готовности к школе [310] , Задания [28] ,
Тест Тэммл-Дорки-Амен [9] , Проективные рисуночные тесты [8] , Кратковременная речевая память [5] ,
Кратковременная зрительная память [2] , Речевое развитие и мышление [8] , Мышление [18] ,
Сформированность навыка чтения [12] , Процедура тестирования [7] , Тест структуры интеллекта Амтхауэра [8] ,
Обработка и интерпретация результатов тестирования [36] , Игры [15] , Синергетика образования [133] ,
Лингвистика [35] .
1655
Образование за рубежом [80] 80
Статей: 2602 Категорий: 29 Просмотров: 3436612

Город, в котором происходят события игры «Alan Wake», называется Брайт-Фоллс. На самом деле такого города нет, но в игре он расположен в Америке. Своё название игра получила в честь главного героя, писателя Алана Уэйка. Его жена пропала при таинственных обстоятельствах.

One of the most common humorous stories about school is the one in which a “hardworking” student diligently covers up a new bad mark before showing the diary to his parents. To avoid this and other unpleasant situations, SMS mailing from schools for parents using IntisTele was invented. Let’s figure it out. What benefits can it bring to parents and students.

Для тех или иных бизнесменов интересно бывает открыть фирму не в своем государстве. Есть возможность основать бизнес, например, в Польше. Что для этого нужно?

Product manager – одна из самых востребованных профессий в маркетинге. Общаясь с владельцами IT-компаний, вырисовывается картина, что каждый специалист должен разбираться в этой нише.

Важный этап в жизни любых семей – приобретение собственного жилья. Квартира покупается тогда, когда семья имеет достаточное финансовое обеспечение, позволяющее вкладывать средства на приобретение жилища.

Я долго рассуждал, читал и изучал современную систему образования. Что тут изучать, я сам 3 года назад учился в школе, находясь в которой всё чаще и чаще замечал изъяны начального образования, которое получали все мы и получает сейчас новое поколение.

Чешский рынок недвижимости сегодня пользуется спросом не только у отечественных инвесторов, но также у немцев и азиатов.

Детским креслом является особый тип автомобильного кресла, которым обязательно нужно пользоваться, перевозя детей в машине. На данный момент, на рынке продается огромное количество различных видов и моделей.

Цель

Создание положительной эмоциональной обстановки, отработка умения согласовывать свои движения с движениями других детей и с ритмом музыки и текста.

Источник

Коммуникативная модель перевода

Истоки коммуникативной модели перевода восходят к трудам лейпцигской школы переводоведения, исследованиям О. Каде и А. Нойберта, а также русских ученых В.Н. Комиссарова и А.Д. Швейцера. . В широком смысле под переводом мы понимают тот процесс двуязычной коммуникации, который начинается восприятием текста ИЯ (=оригинала текста на языке Я1) и заканчивается реализацией текста Я2 (== транслата, текста на языке Яз)- Важнейшей фазой этого процесса является мена кода ИЯ-ПЯ, подчиняющаяся определенным условиям в связи со своими специфическими функциями в рамках акта коммуникации. Эту фазу можно назвать переводом в узком смысле слова. О.Kade: «Все тексты языка Lx (ИЯ) могут быть заменены при переводе текстами Lm (ПЯ) при сохранении рационального содержания информации, причем т.о., что успех коммуникации впринципе не пострадает.» Ранний Каде не учитывал социальный контекст перевода,

негативные факторы (шумы), влияющие на качество перевода. В этом контексте переводчик не является создателем, а лишь воспроизводит текст на другом языке Эта схема несет на себе отпечаток теории смены кода. Она предполагает

однозначное соотнесение единиц одного языка с единицами другого, а такого

соотнесения нет. Эти недостатки были исправлены в последующих работах. О. Каде «Проблемы перевода в свете теории коммуникации.\\ Вопросы теории перевода в

зарубежной лингвистике. М., МО 1978. С.75 и след. Ориг. 1968.

В двуязычной коммуникации Отправитель и Получатель перевода не владеют

одинаковым кодом. Взаимопонимание между ними возможно лишь при условии

превращения текста на языке Я1 в текст на языке Я2, способный оказывать

коммуникативное воздействие сообщения О на получателя П. Именно в этом

заключается функция перевода. Она требует: А) декодирования текста на Я1 с целью перекодирования. Первая фаза : коммуникация между Автором и Переводчиком как Получателем оригинального текста. Б) перекодирования, то есть мены кода в узком смысле (подстановка знаков Я2 вместо знаков Я1) Вторая фаза. Основа перекодирования – наличие эквивалентности между знаками ИЯ и ПЯ. В) реализация текста на Я2 Коммуникация между Переводчиком и конечным Получателем – это третья фаза переврда.

Эти задачи решает переводчик, который неизбежно становится участником

двуязычной коммуникации, и на него, как и на других участников коммуникации,

оказывают воздействие факторы, обычно имеющие место при коммуникации. О.Каде указывает на нетождественность кодов О и П, но коммуникация происходит в силу наличия семантического инварианта. Он подчеркивает и то обстоятельство, что равенство воздействия не достижимо на 100 %, т.к. перевод является именно коммуникативным актом. Переводчик более внимательно изучает текст, чем рядовой читатель. Он переводит для другой группы получателей, чем планировал автор.

Gerd Jäger — другой представитель Лейпцигской школы в работе “Перевод и лингвистика перевода”. (1975) развивает положения коммуникативной модели: текст оригинала и транслята должен обладать одинаковой коммуникативной ценностью (эквивалентностью): т.е. должно обеспечиваться сохранение общей части коммуникативной значимости оригинала, которой он обладает для адресата. Множественность интерпретаций одного и того же текста в зависимости от адресата. Правилом является возможность создания разных вариантов перевода одного оригинала.

В основе переводческой деятельности находится содержание оригинала, но с учетом фактора адресата переводчик обязан выразить ту часть информации, которая не выражена в тексте явно. Это происходит интуитивно, значит необходимо объективное описание процесса нахождения и выражения явной и неявной информации в оригинале. Суть концепции — в неязыковой сфере, например: социальные факторы адресата и отправителя, канал, шумы, т.е. коммуникация.

Таким образом, перевод как коммуникативный акт рассматривался в теории переводоведения; известны многие схемы и классификации, отражающие особенности перевода как акта двуязычной коммуникации. Особая заслуга в теоретической разработке коммуникативного подхода к переводу принадлежит представителям немецкой школы переводоведения, и в наибольшей степени теоретикам Лейпцигской лингвистической школы. Эти плодотворные идеи не могли не найти отражения в проблеме моделирования переводческого процесса, что привело к созданию коммуникативной модели перевода. Коммуникативная модель рассматривает процесс перевода как акт двуязычной коммуникации, в котором выделяются следующие элементы: 1) сообщение; 2) отправитель; 3) получатель; 4) код; 5) канал связи.

Отправитель и получатель – это участники процесса речевого общения (говорящий и слушатель или автор письменного текста и читатель). Канал связи – это способ речевой коммуникации, т.е. устная или письменная речь или их жанровая разновидность (речь оратора, речь диктора на радио/телевидении и т.д.). Сообщение обозначает речевое произведение или текст, а код – совокупность правил отдельного языка. Схема, использующая эти термины теории связи, делит перевод на три фазы: 1) коммуникация между отправителем и переводчиком; 2) смена кода ИЯ = > ПЯ, осуществляемая переводчиком; 3) коммуникация между переводчиком и получателем конечного сообщения.

Многие склонны считать концепцию динамической эквивалентности самой перспективной. Какие же требования предъявляются к эквивалентности двух текстов — текста оригинала и текста его перевода? Согласно мнению Л. К. Латышева, таких требования три:

— Оба текста должны обладать (относительно равными коммуникативно-функциональными свойствами (относительно одинаковым образом должны «вести себя» соответственно в сфере носителей исходного языка и в сфере носителей переводящего языка);

— в меру, допустимую в рамках первого условия, оба текста должны быть максимально аналогичны друг другу в семантико-структурном отношении;

— при всех «компенсирующих» отклонениях между обоими текстами не должны возникать семантико-структурные расхождения, не допустимые в переводе.

Только на основе концепции динамической эквивалентности, как полагает Л. К. Латышев, могут быть построены положения современной теории перевода о переводческой эквивалентности, так как именно она позволяет объяснить многие переводческие приемы, в ряде случаев обеспечивающие эквивалентный перевод, например, замену исходного содержания. Однако сам автор признает, что «не существует и, по всей видимости, долго еще не будет существовать методики измерения и сравнения двух реакций» — реакций получателя текста оригинала и получателя текста перевода. Тем не менее, такие попытки предпринимались, в частности, еще Ю. Найда указывал на то, что оценка соответствия текстов перевода и оригинала специалистами, владеющими как языком перевода, так и языком оригинала, недостаточна, так как они слишком хорошо знают текст на исходном языке. Именно реакция лиц, владеющих языком перевода, то есть адресатов, позволяет оценить адекватность переводного текста. Для этого предлагается техника «закрытых слов» (разработанная У. Л. Тейлором), предполагающая заполнение информантами текста перевода (250 слов), в котором пропущено каждое пятое слово, а идеальным случаем, по мнению теоретика, было бы сравнение реакций информантов — носителей исходного и переводящего языков на основе данной техники.

Читайте также:  Замена проводки ваз 2109 на 2114

Другой проблемой, с точки зрения Л. К. Латышева, является уточнение понятия «реакция». Индивидуальные реакции «не могут быть объектами сравнения с целью оценки качества перевода». Объектами сравнения могут выступать конструкты как некоторые усредненные реакции — реакция русского и немца, русского и англичанина и т.д. Как пишет сам исследователь, «эти конструкты носят характер прогноза и представляют собой абстракции, создаваемые путем «вычитания» из потенциальных реальных реакций компонентов, обусловленных личными убеждениями, личным опытом, эмоциональным типом получателя и т. п.», то есть являются «лингвоэтническими» реакциями (Там же, с. 20-21). Лингвоэтническая реакция это, конечно же, абстракция, по сути — прогноз переводчика, опирающегося на знание национальной психологии. Однако, с нашей точке зрения, возможно и измерение таких реакций или «коммуникативного эффекта» (как более емкого, с точки зрения Латышева, понятия), а именно, методами лингвопсихосоциологии. Индивидуальные реакции, полученные в результате соответствующего исследования на основе научно обоснованной выборки и статистического анализа.

Источник

Коммуникативный подход к переводческой эквивалентности

Общественное предназначение перевода: приближение двуязычной коммуникации к одноязычной. Эквивалентность разноязычных текстов в коммуникативно-функциональном отношении. Интерпретационная установка переводчика, приводящая к различиям в восприятии текста.

Рубрика Иностранные языки и языкознание
Вид статья
Язык русский
Дата добавления 27.09.2018
Размер файла 11,3 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

Коммуникативный подход к переводческой эквивалентности

Коломейцева Е.М. Тамбовский государственный технический университет

Концепция переводческой эквивалентности на коммуникативной основе строится на том, что текст рассматривается как часть коммуникативного процесса, как материализация коммуникативного акта в конкретной ситуации. Такая трактовка понятия «текст» позволяет включить в исследования отождествления исходного текста и текста перевода совокупность условий, на основе которых отождествляются эти тексты.

Центральным положением современного переводоведения является положение об общественной детерминированности перевода. Целью переводческой деятельности является создание речевых высказываний по определенному социальному заказу. Социальный заказ — это требования, предъявляемые к переводу редакторами переводной литературы, компетентными заказчиками перевода, которые считают, что:

— текст перевода должен восприниматься получателем также как он воспринял бы исходный текст, если бы владел соответствующим языком;

— не должно чувствоваться «иностранное происхождение» текста перевода;

— участие переводчика в двуязычной коммуникации должно быть как можно менее заметным;

— перевод должен передавать не только то, что выражено подлинником, но и как это выражено в нем.

Таким образом, очевидно, что общественное предназначение перевода заключается в обеспечении такой двуязычной коммуникации, которая по своим наиболее существенным параметрам приближена к одноязычной коммуникации.

Важнейшим положением современной лингвистики является положение о речи как инструменте коммуникации. Цель речевых действий — оказание определенного воздействия на адресат, ибо именно ради оказания такого воздействия люди и вступают друг с другом в речевой контакт. Следовательно, максимальное приближение двуязычной коммуникации к одноязычной должно выражаться в том, что исходный текст и текст перевода должны оказывать примерно равное воздействие на своих адресатов.

Однако равноценность такого воздействия на своих адресатов нельзя понимать как идентичность реакции конкретных людей. Одно и тоже сообщение даже в одноязычной аудитории способно вызвать массу самых разнообразных откликов. По мнению О. Каде, исходный текст и текст перевода должны обеспечить одинаковый психологический и эстетический эффект лишь в принципе, в отвлечении от индивидуальных ассоциаций, а «цель языкового посредничества есть создание возможности вызвать у адресата определенный коммуникативный эффект, но не сам вызов коммуникативного эффекта» [1: 45].

Коммуникативный эффект определяется с одной стороны, текстом, и с другой стороны, коммуникативной компетенцией адресата. Коммуникативная компетенция состоит из знания соответствующего языка, правил речевого поведения, информации культурно-исторического, актуально-событийного и конкретноситуативного планов, что необходимо для понимания и адекватной интерпретации текста. Расхождения коммуникативной компетенции конкретных участников коммуникации обусловлены факторами индивидуально-личностного, социально-группового или лингвоэтнического свойства.

Переводчик ориентируется на лингвоэтнические факторы. Помогая разноязычным коммуникантам преодолевать расхождения не только лингвоэтнического, но и иного характера, он вступает в противоречие с общественным предназначением перевода — обеспечивать максимальную естественность двуязычного общения, его близость к одноязычной коммуникации. При одноязычной коммуникации сами коммуниканты преодолевают индивидуально-личностные и социально-групповые барьеры, в чем и заключается сам смысл общения.

Чтобы добиться равноценности воздействия исходного текста и текста перевода на своих адресатов, переводчик должен сделать так, чтобы возникли два взаимоэквивалентных соотношения текстов и лингвоэтнических коммуникаций. Переводчик использует разнообразные лексические, грамматические и стилистические трансформации, нейтрализуя лингвоэтнический барьер. Отождествляемые на таком условии разноязычные тексты признаются эквивалентными в коммункативно-функциональном отношении. Согласно Л.К. Латышеву «коммуникативная функция текста — это способность текста при наличии определенной коммуникативной компетенции вызвать определенный коммуникативный эффект» [3: 102].

Ценность перевода для общественной практики заключается в том, что помимо коммуникативной функции язык имеет также интеллектуальную функцию (выражение мыслей), и в соответствии с общественным предназначением перевода адресат текста перевода получает не только определенное воздействие, но и информацию о содержании и структуре авторской мысли, выраженной семантическими и структурными компонентами языка.

Поэтому особое значение для теории и практики перевода имеет изучение глубинной структуры содержания текста, отражающей процесс построения речевых высказываний и включения их в текст. При создании текста автор отбирает совокупность языковых средств и строит из них цепочку речевых высказываний, содержание которых должно обеспечить передачу задуманного сообщения. В каждом высказывании языковые средства отбираются и организуются таким образом, чтобы, интерпретируя их значение относительно друг друга и относительно обозначаемой ими реальности, другие коммуниканты могли бы извлечь из высказывания передаваемую информацию. Информация, которую коммуниканты получают путем интерпретации значений языковых единиц, выступает в качестве собственного языкового содержания высказывания.

Языковое содержание текста составляет лишь первый слой его глубинной смысловой структуры. Этот слой играет роль основы такой структуры, поскольку глобальное содержание текста извлекается из него и через него. Языковое содержание текста может самостоятельно выполнять некоторые коммуникативные функции, но его главная роль в речевом общении осуществляется благодаря тому, что описание типовой ситуации соотносится с конкретными референтами. Таким образом, каждое высказывание включается в единичный контекст, связанный с такими же контекстами других высказываний в том же тексте, становится реальным речевым высказыванием.

Контекстуализация высказываний — основа речевой коммуникации, обязательное условие функционирования языка в качестве средства общения между людьми, и умение соотносить языковые выражения с конкретными ситуациями присуще всем носителям языка [2: 34].

Глобальное содержание текста не ограничивается языковым содержанием и конкретно-контекстуальным смыслом. Немаловажное значение в речевой коммуникации имеет способность языкового содержания высказывания передавать дополнительный смысл, имплицитно связанный с ним и выводимый из него коммуникантами. Отдельные виды имплицитного смысла различаются как по способу возникновения такого смысла, так и по степени вариантности его восприятия коммуникантами.

Имплицитный смысл выводится из выраженного смысла и тем самым отличается от пресуппозиции, которая предшествует выраженному смыслу и служит логическим условием истинности сообщения.

Коммуникативная способность владеющих языком включает помимо языкового знания умение интерпретировать языковое содержание высказывания и выводить из него контекстуальный и имплицитный смысл. Потенциально коммуниканты имеют возможность извлекать из высказывания всю совокупность содержащейся в нем информации, однако в конкретном акте общения получатель информации может порой воспринимать лишь часть глобального содержания высказывания. Наряду с полным пониманием этого содержания может наблюдаться неспособность:

1. интерпретировать имплицитный смысл, т.е. происходит «буквальное» понимание;

2. соотнести языковое содержание с предметным знанием для интерпретации конкретноконтекстуального смысла, т.е. «вербальное» понимание;

3. интерпретировать — частично или полностью — языковое содержание высказывания, т.е. неполное понимание или полное непонимание сообщения.

При переводе языковое содержание оригинала практически никогда не воссоздается в полном объеме. Фактическая близость содержания текстов оригинала и перевода достигается на разных уровнях эквивалентности с утратой отдельных элементов смысла.

С позиции общей теории коммуникации ключевым понятием для определения функциональной адекватности перевода является более общее понятие адекватности текста. Общее понятие адекватности текста может быть выведено из функционального анализа вербальной коммуникации. Трем основным компонентам коммуникации соответствуют три типа функционально-прагматических характеристик:

1. интенции отправители сообщения, так называемые коммуникативные установки;

Читайте также:  Зачем нужен счетчик на отопление в квартиру и как его установить

2. реализация этих интенций в содержании и оформлении сообщения, т.е. лингвистическая специфика текста;

3. реакции получателя сообщения, т.е. коммуникативные эффекты.

Деятельность переводчика очень сложна, поскольку он пропускает оригинал «через себя» аналогично тому, как это делает автор с реальной действительностью. Однако переводчик видит перед собой мир уже отраженным, выбор отражаемого участка уже осуществлен, и задачи переводчика вторичны. Первичным для него является восприятие, т.к. до осуществления своей функции отправителя нового текста, он выполняет функцию реципиента исходного текста с обязательной зависимостью восприятия от собственной индивидуальности. Различия переводов одного исходного текста определяются личностными качествами переводчиков, обусловившими различия в восприятии.

Очевидно, что с самого первого знака текста переводческая деятельность подчинена интерпретационной установке переводчика, понимаемой как «целостный, системный, избирательный, индивидуально-окрашенный подход к стилистическим фактам оригинала, взятым в комплексном виде» [4: 10].

Таким образом, текст перевода принадлежит одновременно двум системам — исходной культуре и культуре реципиента. Текст не только воздействует на реципиента, но и сам подвергается воздействию иной культуры. Выявление этого механизма и его характера имеет огромное значение для оптимизации процессов межкультурной коммуникации.

перевод коммуникация разноязычный эквивалентность

Список использованной литературы

1. Каде О. Проблема переводов в свете теории коммуникации. — М., 1978.

2. Комиссаров В.Н. Лингвистика перевода. — М., 1980.

3. Латышев Л.К. Общественная детерминированность перевода и переводческая деятельность // Текст как инструмент общения. — М., 1983.

4. Новикова М.А. Проблемы индивидуального стиля теории перевода: Автореф. дис. докт. филол. наук. — Л., 1980.

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Эквивалентность, как центральное понятие в теории перевода. Типы эквивалентности (по В.Н. Комиссарову). Понятие формальной и динамической эквивалентности. Факторы, от которых зависит степень близости перевода оригиналу. Эквивалентность и тождественность.

презентация [74,4 K], добавлен 30.10.2013

Основные подходы к понятию переводимости текста. Ранговая иерархия компонентов содержания. Концепции переводческой эквивалентности: формального и нормативно-содержательного соответствия, полноценности. Неогерменевтическая универсальная модель перевода.

реферат [24,5 K], добавлен 26.05.2012

Подходы к определению эквивалентности перевода. Специфика, характерные черты и виды перевода. Теория уровней эквивалентности В.Н. Комисарова. Эквивалентность на уровне цели коммуникации, описания ситуации, высказывания, сообщения, языковых знаков.

реферат [17,9 K], добавлен 09.09.2008

Понятие переводческой эквивалентности. Потери в переводе, связанные с трудностями передачи художественных, исторических, культурных особенностей и с языковыми различиями. Основные проблемы верности перевода. Степень близости перевода к оригиналу.

презентация [2,6 M], добавлен 17.04.2013

Характер научно-технического текста. Различия в переводе английских и русских научно-технических текстов. Анализ перевода научно-технического текста с английского на русский язык с точки зрения эквивалентности и адекватности. Основные приемы перевода.

Источник

Перевод как коммуникативный акт, коммуникативная установка перевода

Слово коммуникация происходит от лат. communico = делаю общим, связываю, общаюсь. Под коммуникацией в человеческом обществе подразумевают общение (почти синоним во всех языках, кроме русского), обмен мыслями, знаниями, чувствами, схемами поведения и т.п. Сразу же следует отметить, что слово ‘обмен’ в данном случае является явной метафорой.

Содержание

Введение. Что такое коммуникация?
1. Сущность перевода
2. Перевод как акт межъязыковой коммуникации
3. Прагматические аспекты перевода. Прагматические отношения в переводе
4. Установка на получателя
5. Коммуникативная интенция отправителя
6. Коммуникативная установка переводчика
Заключение
Приложение
Список литературы

Работа содержит 1 файл

Курсовая. docx

— Take even the Chercassians,' he went on, 'as they
drink their fill of bouza at a wedding or a funeral, the fight begins'.

Весьма часто при передаче реалий используются гиперонимические
(генерализирующие) трансформации, в ходе которых снимаются
дифференциальные признаки реалий, составляющие их национальную
специфику. Такое решение может быть мотивировано тем, что
перенасыщение текста элементами национального колорита может, как
отмечалось выше, приводить к нарушению адекватности перевода.

Ср. следующий пример: За неимением комнаты для проезжающих на станции нам отвели ночлег в дымной сакле (Лермонтов)

— As there was no room for travellers at the post house, we were given lodging in a smoky hut.

Слово hut определяется в "Oxford's Advanced Learner's Dictionary" как a small, roughly made house or shelter.

В "Большом англо-русском словаре" значение этого слова раскрывается с помощью цепочки синонимов — 'хижина', 'лачуга', 'хибарка'. В то же время в "Толковом словаре русского языка" заимствованное из грузинского сакля
определяется как 'хижина, жилище кавказских горцев'. Английский
эквивалент не содержит сам по себе указания на то, что речь идет о жилище
кавказских горцев, но это опущение восполняется контекстом.

Для восполнения лакун в системе номинации языка перевода широко
используется и интергипонимический способ перевода реалий, т.е. замена
одного видового понятия другим в рамках единого родового понятия.

В переводе американские реалии coroner и inquest приравниваются к
русским словам следователь и допрос. В американском словаре "The
Random House Dictionary | of the English language" coroner определяется
следующим образом: "an officer, as of a county or municipality, whose chief
function is to investigate by inquest, or before a Jury, any death, not clearly
resulting from natural causes." Таким образом, речь идет о специальном
должностном лице, судебном дознавателе ("коронере"), производящем
дознание с участием присяжных в случае насильственной смерти.
"Коронер" и "следователь", точно так же как "дознание" и "допрос", —
это смежные, но не идентичные понятия. "коронер" и "следователь" —
два видовых понятия в рамках родового "должностное лицо, производящее
предварительное следствие", а "следствие" и "дознание" — в рамках
родового понятия "выяснение обстоятельств уголовного дела". Поскольку
дифференциация этих понятий в данном контексте несущественна, переводчик заменил их близкими, хотя и не тождественными, понятиями культуры воспринимающей среды. При этом он сознательно пошел на некоторые (пусть незначительные) смысловые потери, которые не позволяют рассматривать приведенный выше вариант как полностью эквивалентный оригиналу, хотя и не нарушают охарактеризованных выше условий адекватности.

В ряде случаев переводчик использует в качестве межкультурного
соответствия культурные аналоги, занимающие иное место в
соответствующей системе и отличающиеся рядом существенных
характеристик, но совпадающие по ряду функциональных признаков,
релевантных для данной ситуации. В этих случаях перевод сводится к
замене той или иной культурной, исторической или иной реалии ее
контекстуальным аналогом:

Alas! we shall never hear the horn sing at
midnight, or see the pike-gates fly open any more (Thackeray) — "Увы!
Никогда уже не услышим мы звонкого рожка в полночи и не увидим
взлетающего вверх шлагбаума".

Pike-gate и шлагбаум представляют собой не тождественные реалии
(pike-gate — турникет на заставе, где взимается подорожный сбор). Однако
наличие у них функционального инварианта (барьер на дороге)
обеспечивает их взаимозаменяемость в этом контексте.

Если в приведенном выше примере национальная реалия заменяется

нейтральным аналогом (pike-gate — шлагбаум), то в следующем
примере национальная русская реалия заменяется английской: А что
касается отцов и дедов, то они у нас и однодворцами бывали
(Достоевский) — As for our fathers and grandfathers, some of them were
only peasant freeholders. Рус. однодворец (низший разряд служилых людей,
владевших небольшой землей) и англ, peasant freeholder обнаруживают,
несмотря на социально-исторические различия, ряд общих, релевантных
для данного контекста признаков (личная свобода, владение небольшим
земельным участком, промежуточное положение между крестьянами и
помещиками).

Перевод вносит существенные коррективы в прагматические
презумпции исходного текста. Ведь если отправитель исходного текста
считает P само собой разумеющимся и, стало быть, известным
читателю исходного текста, то из этого еще не следует, что данная
прагматическая презумпция остается в силе и для читателя перевода —
носителя другого языка и другой культуры.

Поясняющий перевод нередко принимает форму развертывания
усеченного или сокращенного обозначения той или иной реалии:

  • . they had the best pew at the Foundling. (Thackeray)

— ". у них была самая лучшая скамья в церкви воспитательного дома". Foundling в английском тексте представляет собой усеченный вариант Foundling Hospital 'воспитательный дом'. Встречающееся в том же предложении слово pew
'скамья со спинкой в церкви служит основанием для пресуппозиции о
существовании в воспитательном доме церкви. Отсюда серия
развертывающих трансформаций: Foundling 'воспитательный дом' — церковь воспитательного дома.

Наряду с поясняющим дополнением часто используется поясняющий
(интерпретирующий) перевод:

—. Я тогда, князь, в третьегодняшней отцовской бекеше через Невский перебегал, а она из магазина выходит, в карету садится (Достоевский)

— ". You see, Prince, I was just running across Nevsky Avenue in my dad's long three-year-old overcoat when she came out
of the shop and got into her carriage." Здесь бекеша 'старинное долгополое пальто' объясняется как long overcoat.

Иногда возникает возможность нахождения сходной литературной
аллюзии из другого, хорошо известного иноязычному получателю,
источника. Этот прием, нередко используемый переводчиками, требует
предельной осторожности. Ср., например, следующие переводы одного и
того же отрывка из "Идиота" Достоевского:

Читайте также:  Проводка 8211 Москвич 2141 особенности электропроводки бензиновых и дизельных версий

. ведь ты мертвый, отрекомендуйся мертвецом: скажи, что "мертвому можно все говорить". и что княгиня Марья Алексеевна не забранит, ха-ха! —

а) перевод советского переводчика Ю.М. Катцера: —. but you're dead,
you know. Introduce yourself to her дs a dead man and say, "The dead are
allowed to say anything" — Princess Maria Alekseevna wont scold you ha-ha!

Здесь Princess Maria Alekseevna сопровождается примечанием
переводчика: A personage in Wit Works Woe, the celebrated classical
comedy in verse by Alexander Griboyedov (1795-1829). Roughly, the Russian
equivalent of Mrs. Grundy;

б) перевод английского переводчика Д. Магаршака: . but you're dead — dead introduce yourself as a dead man, tell her, "A dead man may say anything" and that Mrs. Grundy won't be angry, ha-ha!

Без пояснения или примечания смысл аллюзии в переводе
Магаршака часто остается неясным: Подколесин в своем типическом
виде, может быть, даже и преувеличение, но отнюдь не небывальщина
(Достоевский) — As a type, Gogol's character Podkolyosin is perhaps an
exaggeration but he is not by any means a myth.

В переводе на английский текст используются компенсирующие
стилистические средства (сленг rubberneck 'наблюдатель, зритель', сленг
pushover 'легкое дело').

Как следует из сказанного, переводческие проблемы, связанные с учетом установки на получателя (перевод реалий, аллюзий, передача
маркеров стратификационной и ситуативной вариативности), охватывают
необычайно широкий диапазон переводческих приемов. Здесь наряду с
традиционными приемами перевода, применяемыми при передаче
смыслового содержания текста (такими, как субституция,
гиперонимическая и интергипонимическая трансформации и др.),
используются и приемы, характерные для передачи прагматических
аспектов текста, например: замена реалии или аллюзии ее аналогом,
уточняющее дополнение, поясняющий (интерпретирующий) перевод,
раскрывающий неясные для конечного получателя пресуппозиции и
импликации, переводческое примечание и различные виды
компенсирующего перевода (в том числе межуровневого, например
заменяющего фонетические маркеры стратификационной и ситуативной
вариативности лексическими, лексические — синтаксическими и лексико-
морфологические — стилистическими).

КОММУНИКАТИВНАЯ УСТАНОВКА ПЕРЕВОДЧИКА

Выше отмечалось, что переводчик, в особенности переводчик
художественного текста, неизбежно привносит в процесс перевода свои
собственные характеристики. Это сказывается и на этапе интерпретации
исходного текста, и на этапе создания нового текста на языке перевода. К
этим характеристикам относится верность переводчика определенной
культурной, и в частности литературной, традиции, его собственное
творческое и эстетическое кредо, его связь с собственной эпохой и,
наконец, та конкретная задача, которую он сознательно или неосознанно
ставит перед собой.

Личность переводчика находит свое проявление в его
коммуникативных установках. Столкновение этих установок с
установками автора представляет собой один из парадоксов перевода,
одну из его сложнейших проблем, решение которой не всегда под силу
даже величайшим мастерам. Так, И.А. Кашкин приводит поучительный
пример — попытку Лермонтова перевести на русский язык байроновское
стихотворение "Farewell":

These lips are mute, these eyes are dry,

But in my breast and in my brain

Awake the pangs that pass not by,

The thought that ne'er shall sleep again.

В первоначальном варианте лермонтовского перевода выраженные
"простыми словами простые мысли" Байрона заслонила бурно
прорвавшаяся сквозь байроновский текст личность переводчика-поэта:

Уста молчат, засох мой взор,

Но подавили грудь и ум

Непроходимых мук собор

С толпой неусыпимых дум.

Видимо, почувствовав, что мощная выразительная сила этой строфы
чрезмерно выделяет ее, Лермонтов отверг этот вариант и заменил его
другим, более простым и приближенным к подлиннику:

Нет слез в очах, уста молчат,

От тайных дум томится грудь,

И эти думы — вечный яд, —

Им не пройти, им не уснуть.

Но и этот вариант не отвечал тем высоким требованиям, которые
предъявлял к себе Лермонтов. Оценивая решение поэта не включать это
стихотворение в отобранные им для печати как проявление "высокого
сознания ответственности перед автором и читателями", И. А. Кашкин
пишет: "Сначала он утверждал свою волю — не получилось как перевод,
потом подчинил себя автору — не прозвучало для него как поэзия".

Ярким примером ориентации переводчика на литературную традицию,
влияния на его творчество его собственного эстетического кредо и канонов
эпохи могут служить поэтические переводы В. А. Жуковского, одной из
самых ярких личностей в истории русского художественного перевода.
Роль переводов В.А. Жуковского в истории русской культуры широко
известна. Например, по словам В. Г. Белинского, "мы через Жуковского
приучаемся понимать и любить Шиллера как бы своего национального
поэта, говорящего нам русскими звуками, русской речью. ".

Свои взгляды на соотношение двух названных выше аспектов
художественного перевода — верность оригиналу и проявление
собственного творческого "я" — Жуковский выразил достаточно точно:
". переводчик стихотворца есть в некотором смысле сам творец
оригинальный. Конечно, первая мысль, на которой основано здание
стихотворное, и план этого здания принадлежат не ему. но, уступив это
почетное преимущество оригинальному автору, переводчик остается
творцом выражения".

Именно стремлением к этому идеалу и обосновывалось право переводчика- романтика на собственное творчество. Может быть, именно в стремлении к творческой эмпатии заключена разгадка того, что с наибольшей силой талант Жуковского, этого, по словам A.C. Пушкина, "гения перевода",
проявился именно в переводах из наиболее созвучных ему авторов —
поэтов романтического направления.

Здесь обращают на себя внимание вставленные в шиллеровский
текст слова, призывающие к покорности и терпению, выдержанные, по
словам И.А. Кашкина, в "духе смиренномудрия", чуждом и Шиллеру и
Древней Греции.

Еще более заметны целенаправленные отклонения от оригинала в
переводе "Шильонского узника" Байрона. Рассмотрим некоторые
характерные изменения, которым подвергается текст Байрона в переводе
Жуковского. В самом начале повести ее герой Франсуа Бонивар,
швейцарский гуманист, участник борьбы граждан Женевы против
герцога Савойского, говорит о себе:

Источник



Коммуникативная компетенция переводчика

Общение людей с помощью языка осуществляется весьма своеобразным, сложным путем, и достаточное владение языком (а для переводчика – языком оригинала и языком перевода) – это лишь одно из условий коммуникации.

Информация, которая передается через значение языковых единиц, составляющих высказывании, служит лишь сигналом, позволяющим сделать заключение о глобальном содержании передаваемого сообщения.

Коммуниканты дополняют собственно языковое содержание высказывания информацией, которую они извлекают из обстановки общения и предыдущего опыта и знаний о мире (фоновых знаний).

Например, фраза «Сегодня холодно» может означать (в зависимости от ситуации и собеседников): «Оденься теплее», «Разожги камин», «Сегодня мы не пойдем гулять», «Впусти собаку в дом» и т.п.

Во всех случаях характер дополнительных знаний (ситуация и фоновые знания) и возможность интерпретировать и понимать речевые высказывания определяются историей, условиями жизни, традициями, системой образования, литературой, государственной и общественной структурами и другими сторонами жизни языкового коллектива, которые в совокупности составляют его культуру.

Принадлежность к одной культуре во многом обуславливает возможность коммуникации между членами языкового коллектива. Для переводчика важным параметром коммуникации является инференция (от английского inference – something that you can find out indirectly from what you already know; the act or process of forming an оpinion, based on what you already know). Способность человека к инференции – формированию правильных выводов из речевых высказываний, о их полном содержании или смысле на основе фоновых знаний – составляет его коммуникативную компетенцию.

Билингв-переводчик обладает коммуникативной компетенцией в двух языках, без чего невозможно владение этими языками. Профессиональная компетенция переводчика предполагает не просто умение интерпретировать смысл высказываний и текстов. Коммуникативная компетенция, по определению М.Н. Вятютнева, это «способности, знания и умения понимать на языке оригинала и создавать на языке перевода в устной или письменной форме (в соответствии с социальными и культурными нормами общества) программы речевого поведения в виде высказываний и дискурсов». Коммуникативная компетенция переводчика включает умение проецировать на высказывания в тексте оригинала инференциальные возможности рецепторов перевода. Переводчик постоянно вынужден решать, сможет ли воспроизведение языкового содержания исходного высказывания служить достаточной базой для правильного вывода о глобальном смысле, учитывая различия в фоновых знаниях и в обстановке общения у рецепторов перевода. В случае необходимости переводчик корректирует соотношение языкового содержания и выводимого смысла, вводя недостающую фоновую информацию в само высказывание или сообщая ее в примечаниях и сносках. В отличие от обычных коммуникантов коммуникативная компетенция переводчика носит сопоставительно-динамических характер. Это не только способность инферировать смысл, но и умение сопоставлять инференциональные способности представителей двух языковых коллективов и делать выводы о необходимости изменения языкового содержания высказывания в переводе, чтобы обеспечить возможность необходимых выводов о его полном смысле.

Источник